Ответ официального представителя МИД России М.В.Захаровой на вопрос СМИ в связи с очередными антироссийскими действиями ЕС в торгово-экономической сфере

Опубликовано вт, 07/02/2024 - 05:21

Вопрос: 30 мая Совет ЕС утвердил предложение Еврокомиссии (ЕК) повысить пошлины на импортируемые из России и Белоруссии в ЕС зерновые, семена масличных культур, а также продукты их переработки, и корма для животных. Фактически это равнозначно запрету на их ввоз. Как Вы это прокомментируете?

Ответ: Рассматриваем данные действия как де-факто очередные нелегитимные односторонние ограничительные меры ЕС в отношении нашей страны. Форма сути не меняет. Речь идет о проверке механизма антироссийских агросанкций более широкого спектра под видом торгово-политических мер, к тому же в ускоренном режиме, не требующем единогласного одобрения всеми странами-членами ЕС. При этом в Брюсселе бессовестно прикрываются якобы ответом на чаяния европейских фермеров.

Хотелось бы напомнить, что требовали простые европейцы. А речь шла о том, чтобы положить конец бесконтрольному ввозу дешевой некачественной агоропродукции с территории Украины на рынок ЕС, создавшему для есовских аграриев невыносимые условия конкуренции и приведшего к разбалансировке внутриевропейского рынка и угрозе банкротства фермерских хозяйств.

Что они в итоге получили от Брюсселя?

Во-первых – это запретительные пошлины на агроимпорт, но не из Украины, а из России и Белоруссии. Это при том, что сами авторы этого шага признают, что Россия – «относительно небольшой поставщик зерновых и масличных в ЕС».

В качестве обоснования применения такой меры использован надуманный предлог «защиты экономик стран-членов ЕС» от гипотетически возможного ущерба и «серьезных потрясений» в случае, «если Россия вдруг перенаправит значительные объемы своего экспорта в ЕС, тем самым способствуя его экономическому и политическому ослаблению и созданию социального напряжения и разногласий внутри ЕС».

Второе, чем порадовала ЕК своих фермеров, – это очередное продление режима беспошлинного ввоза украинской продукции в ЕС еще на один год, что только усилит позиции украинских сельхозтоваров на внутреннем рынке ЕС. Иными словами, проблема, спровоцировавшая реальную социальную напряженность, а также риски для экономической деятельности, благополучия и благосостояния европейских жителей, не устранена. Видимо, это и есть пример видения «У. фон дер Ляйен и компании» того, как именно фермеры должны быть услышаны.

Полагаем, что такая «реакция» Брюсселя на мнимый, а не реальный раздражитель для европейских аграриев, не найдет понимания в сельских районах ЕС, будет способствовать сохранению протестных настроений в отношении линии есовского руководства, останется фактором экономической и политической нестабильности в тех государствах ЕС, где аграрии составляют значимую часть электората, а также роста разочарования части населения ЕС в «европроекте» в целом.

Интересно и то, что в понимании Брюсселя «добавленной стоимостью» повышения тарифов на российскую агропродукцию стала возможность направить высвободившейся объемы российского продовольствия в развивающиеся страны. Учитывая, что Брюссель ставил перед собой задачу накормить весь мир именно украинским зерном, а за два года агроэкспорт с территории Украины за пределы ЕС так и не налажен, такой поворот – настоящая насмешка Брюсселя не только над европейскими аграриями, но и теми третьими странами, интересами которых традиционно прикрывается Евросоюз. С тем, как обеспечить продовольственную безопасность наших партнеров из Африки и Азии, мы разберемся и сами. Главное, чтобы Брюссель нам не мешал.

Что касается наших ответных мер, то они не заставят себя ждать.