+ -
Постоянное представительство Российской Федерации при Европейском союзе

Опубликовано 2023-01-20 08:45:13

Интервью и.о. Постоянного представителя России при ЕС К.М. Логвинова газете «Известия», 19 января 2023 г.


— ЕС готовит новый пакет санкций, хотя представители стран, входящих в объединение, заявляют, что согласовывать рестрикции становится всё сложнее. Как вы оцениваете уровень консолидации в союзе?

— Насколько можно судить, далеко не все евростолицы горят желанием форсировать работу по наполнению десятого пакета. Главная причина — в осознании провала санкционной стратегии ЕС. Здесь были уверены, что односторонние ограничения спровоцируют стремительную дестабилизацию экономической ситуации в России, заставят прекратить СВО. В действительности же принятые меры привели к крайне болезненным последствиям для самого Евросоюза: энергетическому кризису, рекордной инфляции, рецессии. Кроме того, ряд решений Брюсселя будет иметь отложенный негативный эффект для самого Евросоюза. Например, экономический ущерб вследствие вступающего в силу 5 февраля эмбарго на закупку российских нефтепродуктов, поставляемых по морю.

Всё это в совокупности, если заботиться о национальных интересах и принимать рациональные решения, должно было бы заставить страны-члены одуматься. Однако, увы, оснований для подобного рода прогнозов у нас нет. Безоговорочная поддержка Киева в сочетании с повсеместным давлением на Россию превратились в консолидирующее начало для ЕС, и поставить это под сомнение сегодня вряд ли кто из евростолиц осмелится. Лишь существенные изменения в еэсовской политике на украинском направлении могли бы привести к остановке «санкционного станка».

— В этом году в ЕС появится спецпредставитель по санкциям. В его задачи будет входить убеждение третьих стран присоединиться к антироссийским ограничениям. Как вы оцениваете эту инициативу?

— В данном вопросе европейцы не придумали чего-то нового, а банально скопировали опыт СШАУдивительно, как легко ЕС поменял свою «принципиальную позицию» о несоответствии экстерриториального применения односторонних санкций международному праву. Ранее Брюссель повсеместно критиковал Вашингтон за навязывание американских рестрикций третьим странам. В 1996 году в союзе был даже принят специальный регламент, который запрещает еэсовским экономоператорам соблюдать некоторые санкционные законы США. Теперь же Брюссель сам агрессивно навязывает антироссийские рестрикции странам, которые, понимая их ущербность, отказываются добровольно присоединяться к ним. При этом в ход идут все средства, вплоть до угроз уголовного преследования лиц и отлучения компаний от еэсовского рынка.

— Эстония пообещала в январе представить механизм изъятия российских активов в пользу Украины. Как в этом вопросе продвигаются остальные страны объединения?

— В отличие от Таллина другие евростолицы пока предпочитают не афишировать свои «воровские планы». Да и в самом Брюсселе ломают голову над изобретением «законного» способа отъема собственности России и россиян.

Что касается изъятия активов российских граждан и организаций, то Еврокомиссия (ЕК) подготовила проекты директив о гармонизации законодательства государств-членов в сфере криминализации обхода санкций и об изъятии и конфискации активов. Работа над этими спорными с юридической точки зрения нормативными актами продолжается. Пока что Брюссель отчитывает те страны-члены, которые, по его мнению, недорабатывают с «замораживанием» активов россиян. Кроме того, глава ЕК [Урсула фон дер Ляйен] высказала предложение о создании некой структуры по управлению захваченными госактивами России, их инвестированию с целью извлечения прибыли с последующей передачей Киеву. Как эти планы соотносятся с общепризнанной нормой международного права об иммунитете собственности государств, фон дер Ляйен не пояснила. Понятно, что, какие бы «юридические» уловки ЕС ни придумал для изъятия российских активов в пользу Украины, такие действия всё равно будут представлять собой обычное воровство.

— Многие европейские компании ушли из РФ, но торгово-промышленные палаты стран ЕС продолжают свою работу. Можно ли говорить о том, что деловая кооперация не приостанавливалась?

— Действительно, торгово-промышленные палаты наиболее экономически развитых государств — членов ЕС продолжают работать в нашей стране. Это свидетельство того, что европейскому бизнесу некомфортно встраиваться в ту парадигму торгово-экономических отношений с Россией, которая задана официальным Брюсселем. Добровольно расставаться с преимуществами, которые давали европейским экономоператорам доступ и присутствие на емком российском рынке, уступать свои позиции на нем в пользу конкурентов из других регионов мира едва ли входит в долгосрочные планы серьезных бизнес-игроков.

Не намерены отказываться от работы в ЕС и российские экономоператоры. Безусловно, все вынуждены адаптироваться к новым условиям, но видят в продолжении своей деятельности и определенные перспективы. Уйти с рынка проще, чем на него вернуться.

— Недавно была опубликована статистика за 2022 год, согласно которой товарооборот РФ со странами ЕС вырос, несмотря на санкции. Это обусловлено исключительно ростом цен на энергоносители?

— Согласно обнародованной статистической службой Еurostat информации за десять месяцев 2022 года, товарооборот РФ с ЕС действительно вырос по сравнению с аналогичным периодом 2021-го на 13,8%, до €227,7 млрд. С учетом того беспрецедентного санкционного давления, которое оказывалось в истекшем году на нашу страну, показатель, на первый взгляд, выглядит парадоксальным, если не брать в расчет два обстоятельства.

Во-первых, взаимная торговля с ЕС демонстрировала рост исключительно за счет наращивания российских поставок в Европу. Так, ценовой объем экспорта отечественной продукции на территорию ЕС увеличился на 42,6% и достиг €181,2 млрд. За этот же период поставки товаров из стран ЕС в Россию, наоборот, уменьшились на 36,3%, составив €46,5 млрд.

Во-вторых, надо признать, что в значительной степени увеличению показателей взаимного товарообмена способствовал существенный рост цен на мировом рынке энергоносителей, что вылилось в наращивание, наряду с физическими, и стоимостных объемов российского экспорта в ЕС топливно-энергетической продукции по сравнению с январем–октябрем 2021 года. С учетом же доминирующего положения в наших поставках в ЕС энергоносителей, доля которых в общем стоимостном объеме ввезенной российской продукции по итогам десяти месяцев 2022 года составила 72,6%, общее увеличение взаимного товарооборота выглядит вполне объяснимым.

— Располагаете ли вы статистикой, сколько россиян смогли получить шенгенские визы после приостановки ЕС соглашения об облегченном режиме с РФ? Какие страны объединения наиболее взвешенно подходят к этому вопросу?

— Назвать количество выданных россиянам виз могут только страны — члены ЕС. Мы же констатируем заметное снижение потока российских граждан в силу целого ряда обстоятельств, возникших по вине Евросоюза. Не только максимально усложненная процедура получения визы, но и приостановка прямого авиасообщения и в целом негативное отношение к нашим соотечественникам снизили мотивацию приезжать в Европу.

Решение о приостановке упомянутого соглашения принималось всеми евростолицами единогласно, поэтому рассуждать о чьем-либо взвешенном подходе нет смысла. Подобный шаг Брюсселя является еще одним примером применения «двойных стандартов» и свидетельством несоблюдения им своих же обязательств. Затрудняя въезд россиянам в свои страны, Евросоюз нарушает некогда отстаиваемые им принципы свободы передвижения и мобильности. Тем самым Брюссель целенаправленно сворачивает межличностные контакты, которые не могут быть в одночасье восстановлены.

— ЕС и НАТО выводят партнерство «на новый уровень» в связи с СВО. Все ли страны объединения готовы к этому, учитывая тот факт, что некоторые государства уже сталкиваются с истощением военных запасов?

— Я бы не стал увязывать вывод партнерства ЕС и НАТО «на новый уровень» только лишь с СВО. Если альянс обозначил Россию в качестве главной угрозы безопасности уже давно, то ЕС с успехом закрепил то же самое в марте прошлого года в принятой оборонной доктрине «Страткомпас». Тем самым ЕС из чисто экономического интеграционного объединения трансформировался в политизированный блок с заметной военной составляющей. Существовавшее ранее «разделение труда» между двумя брюссельскими организациями кануло в Лету, и это абсолютно осознанный выбор стран — членов ЕС.

Что касается истощения запасов, то этот вопрос чувствительный для многих евростолиц. Европейский оборонный сектор в последние годы был существенно недофинансирован, на складах присутствовал только необходимый минимум. Да и сама отрасль не наращивала производственные мощности, поэтому быстро восполнить запасы, по крайней мере за счет европейского ВПК, будет сложно. Но этот факт не может как-то воспрепятствовать углублению еэсовско-натовского партнерства. Оружие на Украину в любом случае будет поставляться в максимально возможном объеме — с выводом сотрудничества на новый уровень или без него. Все необходимые структуры по линии как НАТО, так и ЕС уже созданы, поиск доступной военной техники ведется на постоянной основе. А к тем, кто может что-то поставить, но пока не хочет, рано или поздно найдется соответствующий подход.

— Секретарь Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Алексей Данилов в начале января заявил, что представители России и ЕС обсуждают урегулирование украинского кризиса по «корейскому сценарию». Можете ли вы подтвердить наличие таких контактов? Допускает ли РФ в принципе подключение ЕС к переговорам по урегулированию ситуации на Украине?

— Каких-либо контактов между представителями России и Евросоюза по вопросам украинского урегулирования нет не только в контексте «корейского варианта», но и в принципе. Один раз еэсовцы в лице Германии и Франции уже подключались к разрешению внутриукраинского кризиса (речь идет о соглашении об урегулировании политического кризиса на Украине, подписанном в феврале 2014 года. — «Известия»). Чем всё это закончилось, мы хорошо знаем.

У ЕС на протяжении восьми лет был шанс способствовать решению тех проблем, которые возникли у жителей Украины после антиконституционного переворота. Запад же, как теперь выясняется, делал всё возможное для того, чтобы конфликтный потенциал только рос. Одновременно мы видим, что Брюссель дискредитировал себя как посредник для решения любой кризисной ситуации. Ожидать от сегодняшних еэсовцев, что они вдруг станут занимать непредвзятую позицию, просто наивно. Доверия к Брюсселю нет не только у нас, но и у многих других стран.

— Как постпредство РФ работает в условиях сокращения дипсостава и взаимного закрытия воздушного пространства?

— Высылка наших коллег, безусловно, негативно отразилась на работе постпредства. Она стала частью проводимого еэсовцами курса на международную изоляцию России. Сегодня по вине Брюсселя нам пока что не удается вернуться к плановой кадровой ротации сотрудников представительства. Причем в результате еэсовских действий, исходя из принципа взаимности, страдает и дипмиссия ЕС в Москве. Одновременно мы регулярно слышим разговоры о важности сохранения дипломатических каналов открытыми. В принципе это объяснимо. ЕС всё равно придется договариваться с нами об основах бесконфликтного сосуществования.

— Когда будет назначен постоянный представитель РФ при ЕС? Затягивается ли назначение в связи с нынешним состоянием отношений Москвы и Брюсселя? И нужен ли он вообще в текущих условиях?

— Начну с того, что сегодня взаимоотношений как таковых с блоком государств, который ведет против нас гибридную войну, по сути нет. Отношения с ЕС теперь уже предстоит выстроить заново. И этот процесс обещает быть долгим и непростым. Рано или поздно мы этим займемся, на то и продолжаем здесь работать. Что же касается назначения постоянного представителя, то оно зависит, прежде всего, от того, когда Евросоюз продемонстрирует готовность к политическому диалогу, уровень и содержание которого подразумевали бы необходимость нашего рабочего взаимодействия с Брюсселем именно на уровне постпреда. Однако для начала еэсовцам следует, вспоминая известный афоризм, дать отдохнуть антироссийскому фонтану — отказаться от конфронтационной риторики в адрес нашей страны, ее руководства и россиян.

 

Мария Васильева, "Известия"


Source URL: https://russiaeu.ru/ru/node/7612