+ -
Permanent Mission of the Russian Federation to the European Union

Submitted on 2022-12-04 23:24:04

Ответы заместителя Министра иностранных дел Российской Федерации О.В.Сыромолотова на вопросы СМИ относительно принятия Европарламентом резолюции о признании Российской Федерации «государством-спонсором терроризма»


Вопрос: Как Вы оцениваете принятие Европарламентом резолюции о признании Российской Федерации «государством-спонсором терроризма»?

Ответ: Попытки обвинить Россию в якобы «государственном терроризме» начались задолго до специальной военной операции (СВО) Российской Федерации на Украине. В качестве «застрельщика» такой риторики ожидаемо выступил Киев, озвучивающий подобного рода обвинения еще с 2014 г., когда «постмайданная» украинская власть стала навешивать на ополченцев ДНР и ЛНР ярлык «террористов». Развязанная же против народа Донбасса карательная операция получила название «антитеррористической», а Украина, необоснованно обвинившая Российскую Федерацию в «финансировании терроризма» на тогда еще украинском юго-востоке, инициировала соответствующее судебное разбирательство в Международном Суде ООН.

За последние же несколько месяцев данная риторика была подхвачена законодательными органами ряда других недружественных нам стран: 10 мая 2022 г. «государством, поддерживающим и осуществляющим терроризм» Россию «признал» Сейм Литвы (в ноябре 2014 г. в радиоинтервью «государством-террористом» Россию назвала президент Литвы Д.Грибаускайте); 28 июля 2022 г. резолюция с призывом к Госдепартаменту США признать нашу страну «государством – спонсором терроризма» была принята Сенатом США; 11 августа 2022 г., 18 октября 2022 г. и 15 ноября 2022 г. заявления с обвинением России в «спонсорстве терроризма» приняли парламенты ЛатвииЭстонии и Чехии соответственно. Не осталась в стороне Польша, парламент которой 26 октября 2022 г. «признал» Россию «террористическим режимом». Но дальше всех все-таки пошла Украина, где 14 апреля 2022 г. Верховной Радой был принят закон, в котором Россия названа «государством-террористом». Кроме того, 13 октября 2022 г. резолюцию о «признании» России «государством-спонсором терроризма» приняла Парламентская ассамблея Совета Европы, 21 ноября 2022 г. – Парламентская ассамблея НАТО. И вот теперь Европарламент «обвинил» 23 ноября 2022 г. Российскую Федерацию в «спонсорстве терроризма».

Данный недружественный шаг является частью заказной информационно-политической кампании, проводимой Западом в отношении нашей страны, и не имеет ничего общего с реальной ситуацией в борьбе с международным  терроризмом. Напомним, что Россия много раз предлагала мировому сообществу объединить усилия на этом направлении, в т.ч. в 1990‑е гг., когда осуществляла контртеррористическую операцию на Северном Кавказе. Но именно Запад тогда выступал спонсором преступников, действовавших на территории нашей страны, принимал их у себя, поставлял им вооружение и амуницию, параллельно раскручивая информационную кампанию о якобы нарушении нашей страной прав человека.

Россия всегда проявляла себя как ответственный участник антитеррористической деятельности. Если отдельным странам или Европарламенту хочется поискать настоящих террористов, то предлагаем повнимательнее посмотреть и поглубже разобраться в произошедшем не так давно в Балтийском и Черном морях, а не участвовать в параде бутафорских резолюций.

Вопрос: Должна ли Россия в сложившихся условиях дать соответствующую правовую квалификацию Украине?

Ответ: За время проведения специальной военной операции киевский режим допускал вопиющие нарушения международного гуманитарного права, среди которых – теракты против гражданской инфраструктуры, обстрелы жилых кварталов, взятие заложников, использование «живых щитов», вербовка иностранных наемников, пытки и внесудебные расправы в отношении российских военнопленных.

Российская Федерация всегда последовательно отстаивала и отстаивает линию на неприятие доктрины «государственного терроризма», которая временами эксплуатируется некоторыми недобросовестными государствами для оправдания вмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию других государств, в нарушение положения пункта 7 статьи 2 Устава ООН.

При этом именно западные страны во главе с США используют такие ярлыки, как «террористическое государство», «террористический режим» или «государство – спонсор терроризма», для обозначения неугодных соперников с целью легитимизации вводимых против них односторонних принудительных мер, идущих вразрез с принципом суверенного равенства. Ведь только СБ ООН обладает исключительным полномочием по введению в отношении суверенного государства мер принудительного характера. Мы же со своей стороны всегда проводим линию на необходимость приверженности Уставу ООН и недопустимость незаконных односторонних принудительных мер в международных отношениях.

Хотели бы подчеркнуть, что терроризм как общеуголовное преступление влечет индивидуальную уголовную ответственность. Следовательно, только конкретные физические лица (а никак не государства), причастные к терроризму, могут быть субъектами данного преступления и подлежать преследованию в соответствии с уголовным правом. Кроме того, доктрина «уголовной ответственности государств», обсуждавшаяся после Первой мировой войны некоторыми маргинальными юристами-международниками, не известна ни современному, ни историческому международному праву.

Таким образом, наша оценка поведения недружественных Российской Федерации государств в категориях антитеррора во многом носила бы псевдосимметричный и юридически ущербный характер, свидетельствуя о том, что мы идем на поводу у наших оппонентов, бездумно копируя их терминологический инструментарий, который сами же последовательно критикуем. Исходя из этого, полагаем, что следовать чужим антиправовым подходам было бы ошибочным. Уподобляться нарушителям международного права не будем.


Source URL: https://russiaeu.ru/en/node/7588